Старец горы Хасан I ибн-Саббах

2013-01-31 13:44:00
Старец горы Хасан I ибн-Саббах

Хасан I ибн-Саббах или, как еще принято его называть, Старец горы – фигура далеко незаурядная и весьма влиятельная в свое время. Имя этого человека вызывало ужас и заставляло трепетать представителя любого класса и сословия в средние века в любом уголке Европы и Азии. Основатель государства низаритов, создатель одной из самых мощных спецслужб за всю историю, мастер убеждения и мистификации… Однако обо всем этом по-порядку.

 

Молодые годы

Хасан ибн-Саббах родился в середине XI века, предположительно в 1051 году. Его молодость прошла в большом торговом иранском городе Рее. В те времена этот город считался, чуть ли, не столицей ереси, там был широко распространен исмаилизм. В большинстве своем приверженцы этой религии относились к классу ремесленников и торговцев. Именно в этой среде жил молодой Хасан, хотя выходцем был из довольно богатой семьи и мог бы стать влиятельным вельможей. В немногочисленных сохранившихся личных воспоминаниях Хасана он рассказывает, как его склоняли к исмаилизму. Тогда он сопротивлялся и не собирался принимать столь опасное вероучение. Держался он до тех пор, пока его не застиг серьезный недуг. Испугавшись смерти, он дал обет, если выздоровеет, перейти в исмаилизм. И выздоровел. Первыми его наставниками-исмаилитами были чеканщик и шорник, которые свели молодого человека с профессиональным проповедником. Так произошло религиозное становление молодого Хасана. Он оказался настолько умен и энергичен, что рейские исмаилиты отправили его в Египет для повышения образования.

<a href=Хасан I ибн-Саббах" title="Хасан I ибн-Саббах" width="250" height="253" style="float: right; margin: 10px;" />Хасан провел в Египте несколько лет, освоил искусство спорить, научился вербовать сторонников, именно эти навыки будут играть для него впоследствии важнейшую роль. Однако высоко в духовной иерархии фатимидского халифата не поднялся. В те времена фатимиды оказались в непростом положении и стали жертвой типичного для мусульманских династий раскола: в очередной раз возникла проблема, кто - истинный халиф, а кто - узурпатор.

В этих условиях Хасану было ясно: фатимидский халифат стареет и слабеет. Он уже лишился своих владений в Северной Африке, уступил Сицилию норманнам, а владения в Сирии - сельджукам. Провести жизнь, ратуя за египетского халифа, - значит согласиться на горькую судьбу безвестного мученика. Ни безвестность, ни мученический венец не привлекали Хасана ибн Саббаха. Будучи личностью харизматичной, он должен был найти свой путь к власти. Молодой - ему еще нет и тридцати, - тщеславный и немало повидавший исмаилит возвратился в Иран. Он остановился в столице сельджукского султаната Исфахане, где нашел приют у единоверцев.

Появление в Исфахане Хасана местный султан Малик-шах воспринял, как агентурную интервенцию исмаилитов. Агент, прибывший из самого Каира, возможно, с инструкциями от Фатимидов был совершенно некстати мнительному султану (положение его было непрочным и ему везде чудились заговоры). Фатимидов подозревали, и не без оснований, в том, что они ведут в соседних странах подрывную пропаганду.

Стража начала искать Хасана ибн Саббаха. Несколько недель, проведенных в вынужденной изоляции под прикрытием надежных людей, не прошли для него даром. За это время он сформулировал собственную программу. Ее новизна заключалась в следующем четко выраженном стратегическом постулате: "Цель религии - правильный путь к познанию бога. Познание бога разумом и размышлением невозможно. Познание возможно только личным поучением имама".

Из этого следовало, что не имеющий истинного учителя - имама, черпающий знания из других источников, достоин порицания. Все человечество, не признающее имама, известного лишь Хасану ибн Саббаху, глубоко заблуждается. А потому попадет в ад. Спасутся только исмаилиты. Просто и ясно. Послушание - вот девиз Хасана ибн Саббаха.

Читайте также: Богдан Хмельницкий - мусульманин?!

Хасан не сообщал, кто же тот имам, который направляет его учеников. Имам был "тайным", имени его нельзя было назвать. Известно было лишь одно – имам известен одному Хасану и через него передается воля имама.

Сект в те годы на Ближнем Востоке было множество, выделиться же и найти сторонников было непросто, тем более, если проповеднику всего тридцать лет.

Но в тяжелые периоды истории угнетенные ждут учителя, ждут слова. Программа Хасана ибн Саббаха была настолько проста, что ее мог понять даже неграмотный крестьянин. Она освобождала от необходимости думать и принимать решения. Она утверждала, что вождь знает окончательную и абсолютную истину. Она была окутана темными завесами тайны. Она обещала безоговорочное спасение.

Слабость Хасана ибн Саббаха заключалась в том, что его радикализм неизбежно вступал в конфликт с официальной идеологией мусульманских государств. Для торжества его секты в мусульманском мире должна была существовать смертельно критическая ситуация. Но такой ситуации в конце XI века не было. Ислам защищали не только армии султанов и эмиров, но и миллионы верующих, отвергавших экстремизмом Хасана ибн Саббаха.

<a href=Хасан I ибн-Саббах" title="Хасан I ибн-Саббах" width="234" height="233" style="float: left; margin: 10px;" />В течение десяти лет Хасан ибн Саббах вел проповедь в разных городах Ирана, вербовал сторонников из исмаилитов, гонимых и преследуемых. Три года он провел в области Дейлем, к юго-западу от Каспийского моря, проповедуя в племенах, для которых официальный ислам ассоциировался с господством сельджуков. Там он искал базу для своего царства.

Постепенно число его сторонников росло, но росли и опасения сельджукских властей. Один из писателей того времени, выражая их мнение, заметил: "Нет ни одного разряда людей более зловещего, более преступного, чем этот род… Если, упаси боже, державу постигнет какое-либо несчастье… эти псы выйдут из тайных убежищ и восстанут на эту державу".

Крупнейший исследователь исмаилизма В. Иванов пишет о Хасане ибн Саббахе: "Это был человек экстраординарной энергии и таланта, прирожденный вождь, который преуспел в совершении невероятного: он превратил мирное и подчиненное персидское крестьянство в удивительно упорных воинов".

Хасан ибн Саббах решил захватить крепость, в которой со своими сторонниками мог бы укрываться от преследований и готовить силы для дальнейшей борьбы. Свой выбор он остановил на неприступной крепости Аламут, в Дейлеме.

Аламут

Взять Аламут штурмом, даже если он охранялся небольшим гарнизоном, было практически невозможно. Поэтому крепость была взята хитростью и подкупом ее коменданта Алави.

Проникнув в крепость Хасан ибн Саббах, одетый бедным ремесленником, тихий, скромный, немногословный человек с черной бородкой, дал коменданту записку, по которой тот должен был получить в Дамагане три тысячи динаров у богатого купца, тайного исмаилита. Алави был последним человеком на Земле, который видел Хасана ибн Саббаха переодетым, скрывающимся, гонимым и настороженным.

Отныне тот - Господин горы.

Известие о падении Аламута встревожило султана Маликшаха. Еще более его обеспокоило сообщение, что исмаилиты согнали местных крестьян строить небольшие крепости по соседству с Аламутом. "Завладев Аламутом, Хасан напряг все силы, чтобы захватить округа, смежные с Аламутом, или места, близкие к нему, - писал иранский летописец. - Он овладел ими путем обмана своей проповедью. Что до тех мест, где не были обмануты его речами, он завладевал ими убийствами, войной и кровопролитием. Везде, где он находил утес, годный для укрепления, он закладывал фундамент крепости".

Читайте также: "Арабский Аристотель" аль-Кинди

Естественно, такое положение дел не могло вызвать одобрения в глазах эмира, правившего провинцией, где действовал Хасан, и поэтому на Аламут и его хозяина обрушились настоящие испытания. Крепость пытались отбить неоднократно, но сила убеждения Хасана ибн-Саббаха и люди, верившие ему и исполнявшие его волю беспрекословно, делали все эти попытки безуспешными.

У Хасана ибн-Саббаха никогда не было многочисленной армии, способной противостоять столь же многочисленному врагу, поэтому он всегда действовал хитростью. Так, в результате целого ряда фиаско, которыми заканчивались попытки осады крепости о Хасане поползли легенды, как о наполовину мистической личности, именно тогда и родилось его второе имя – Старец горы.

Спецслужба Хасана

28 апреля 1192 г. маркграф Конрад Монферратский, один из вождей крестоносцев, король Иерусалима и соперник английского короля Ричарда I Львиное сердце, заехал пообедать к епископу Бовэ Филиппу де Дре. На обратном пути, когда он возвращался домой верхом в сопровождении небольшого эскорта, на узкой улочке Тира, в рядах менял, неожиданно двое мужчин молниеносно нанесли ему множество ножевых ран... Все летописи, доведшие до потомков подробности тех событий, не сомневаются, делом чьих рук было убийство влиятельного франка – это были ассасины...

<a href=Хасан I ибн-Саббах" title="Хасан I ибн-Саббах" width="300" height="162" style="float: right; margin: 10px;" />О них, пожалуй, ходит еще больше легенд, чем о самом Старце. Еще бы, люди Хасана держали в страхе всю средневековую Евразию. Ему удалось создать настолько мощную и отлажено работающую спецслужбу, что никто из современников не желал переходить дорогу Хасану, хотя, нередко и это не помогало влиятельным вельможам встретить смерть от рук ассасинов.

Ассасины – члены тайной религиозной шиитской секты исмаилитов. В Европе самое раннее упоминание об ассасинах относится к временам первых крестовых походов. В своих разведывательных донесениях крестоносцы сообщали о Великом Магистре тайной фанатичной мусульманской секты ассасинов, шейхе Хасане ибн-Саббахе. Это были не знавшие ни сомнения, ни жалости жестокие убийцы. Тайная организация, состоявшая преимущественно из персов, с жесткой внутренней иерархией и дисциплиной, фанатичной преданностью своим лидерам.

Ассасины и были армией Хасана ибн-Саббаха. Немногочисленной, но грозной. С ее помощью Старец не только устранял неугодных себе личностей, но и добивался расположения других, предоставляя услуги ассасинов взамен на территории и крепости. Воины эти отбирались тщательнейшим образом, проходили множество различных испытаний, пока не удостаивались чести попасть в ряды привелигированных убийц, не знавших ни страха, ни преград на своем пути к исполнению воли своего хозяина и повелителя.

На то время аламутская крепость была лучшей в мире академией по подготовке тайных агентов узкоспециализированного профиля.

Стремления Хасана

Сегодня сквозь призму веков довольно трудно прийти к однозначному выводу, кем был Хасан ибн-Саббах, с чем он боролся, чего добивался. Одни утверждают, что он был не более, чем властолюбивым безумцем, готовым пойти на что угодно ради преследования своих выгод, другие приходят к выводу, что его стремления были направлены на борьбу за народное счастье, ведь жертвами его часто становились султаны и эмиры, а приверженцами его были представители низших сословий. Единой оценки здесь нет, есть лишь факт того, что его личность заняла свое место в рядах людей, повлиявших на развитие истории не только Ближнего Востока, но и косвенно всей Европы и Азии. В некоторых вещах он опережал эпоху, в которой жил и за это достоин внимания.

Автор: Валерий Бакус, специально для ИА УММА
Новости партнеров