Семь корон Абдурахмана Джами

2018-02-19 11:36:00
Семь корон Абдурахмана Джами

7 ноября 1414 года в селении Харджирд в области Хорасан, неподалеку от знаменитого города Нишапур, родился выдающийся персидско-таджикский мыслитель Нур ад-Дин Абдурахман ибн Низам ад-Дин Ахмад ибн Шамс ад-Дин Мухаммад, вошедший в историю под именем Абдурахмана Джами. Его литературный псевдоним (тахаллус) связан с местом его рождения – небольшим городком Джам, поблизости которого и располагалось селение Харджард. Из свидетельств современников известно, что его отец и дед были факихами и занимали высокие должности. Именно влияние отца определило жизненный путь Джами, что тот впоследствии неоднократно подчеркивал в своих произведениях, называя себя учеником своего отца.

Еще в детстве Джами переехал с родителями в Герат (Афганистан), в котором и прожил всю жизнь. С самого детства он уже учился в медресе – сперва в Герате, а затем в Самарканде, поражая окружающих своими неординарными способностями. В Герате, который в тот момент был одним из центров культуры и науки, Джами освоил арабский язык, мантык (логику), калам, фальсафу, поэтику, риторику, а также основы астрономии и математики. Эрудиции Джами в немалой степени способствовало то, что  в Герате он имел возможность пользоваться библиотекой, основанной сыном правителя Хорасана Шахруха Байсангуром, которая славилась своими рукописями и книжными миниатюрами, например знаменитым рукописным произведением той эпохи – «Шахнаме» Байсангура.

Именно в гератском медресе Джами пробует свои силы на научном и литературном поприще. Его «пробой пера» стал специальный комментарий к астрономическому трактату, отправленный им в Самаркандскую обсерваторию в возрасте 20 лет.

Желая продолжить свое образование, в 1436 году Джами поступил в знаменитое медресе Улугбека в Самарканде. Здесь он продолжил изучать точные науки, фальсафу и калам. В этот период Джами получил известность как блестящий полемист, склонный к нетривиальным выводам и независимости суждений. После убийства в 1449 году великого покровителя наук Улугбека, интеллектуальная атмосфера в Самарканде ухудшилась, из-за чего в 1451 году Джами вернулся в Герат. Отныне и до конца его жизни этот город становится его домом, куда мыслитель каждый раз возвращался из своих путешествий по культурным центрам Средней Азии и Ближнего Востока. 

Творческая и свободолюбивая натура Джами привела его к изучению суфизма, и в 40 лет он примкнул к суфийскому тарикату накшбандийа. Джами стал последователем (мюридом) главы тариката, легендарного суфийского святого Хаджи Убайдуллаха Ахрара, а со временем и сам – суфийским шейхом.

Узами брака Джами связал себя сравнительно поздно – в 50 лет он женился на внучке Саад ад-Дина Кашгари, шейха суфийского тариката, в котором состоял Джами. Его семейная жизнь была омрачена смертью в младенчестве троих из четырех родившихся сыновей. Всю свою отцовскую любовь Джами направил на выжившего сына – Зийа ад-Дина Юсуфа, который родился в январе 1477 года. Именно ему Джами посвящает многие свои произведения.

В год рождения Зийа ад-Дина Юсуфа произошло еще одно важное событие в жизни Джами – паломничество в Мекку, совершенное мыслителем в 1477 году. Во время хаджа Джами близко сошелся со многими известными исламскими учеными и поэтами, с чьими работами он имел возможность познакомиться во время своей учебы и путешествий.

Также значимым событием в жизни Джами стало его знакомство с Алишером Навои на одном на литературных собраний между 1456 и 1469 гг. Джами стал наставником, а затем и другом Навои. Больше того, Джами раскрыл перед Навои мир суфизма, посвятив в тарикат накшбандийа, и направив по духовному пути непрестанного самосовершенствования. Именно Навои, который был тюрком, посвятил Джами следующие строки:

Однажды нищий задал путнику вопрос:

«Зачем ты с чужаком так искренен и прост?»

Промолвил тот: «Он – тюрок, я – таджик,

Но общей веры нас роднит язык».

Самым благоприятным периодом в творчестве поэта и мыслителя стало начало 70-х годов XV века, когда к власти в Хорасане пришел Султан Хусейн Байкара (1469-1506 гг.), который являлся учеником и поклонником Джами. Будучи сам поэтом (под псевдонимом Хусайни) и любителем литературы, Хусейн Байкара покровительствовал наукам и искусствам, особенно своему учителю.

По свидетельству биографов Джами, его активная творческая деятельность продолжалась свыше пятидесяти лет. До сих пор неизвестно точное количество произведений, и разные авторы насчитывают от тридцати девяти до ста произведений. Среди основных произведений Джами можно назвать трактат «Дуновения тесной дружбы из чертогов святости», который включает 616 биографий известных суфиев (из них 34 женщины), в том числе многих поэтов. В виде наставления сыну написана арабская грамматика Джами, названная им «Наставление Зийа ад-Дину», которая сыграла огромное значение для мусульман не только Хорасана, но и многих уголков исламского мира того времени. Известно, что на протяжении пяти веков этот трактат Джами являлся основным учебным пособием по арабскому синтаксису в медресе всего мусульманского мира.

Собственно литературное наследие Джами включает три дивана стихов, преимущественно газелей, расположенных по трем периодам жизни: «Первая глава юности» («Фатихат аш-шабаб»), «Средняя жемчужина в ожерелье» («Васитат ал-икд»), «Завершение жизни» («Хатимат ал-хайат»), и семь крупных поэм – семерица «Семь корон, или Созвездие большой медведицы» («Хафт ауранг»).

Вершиной литературной деятельности Джами считается сборник «Бахаристан» (или «Весенний сад»), написанный как учебник для сына, который справедливо называют «своеобразной энциклопедией жизни и нравов XV века, охватывающей все слои населения от мусорщика до падишаха».

Свой земной путь Абдурахман Джами закончил 9 ноября 1492 года в возрасте 78 лет. По ушедшему поэту и суфию скорбело все население Герата, а траурное оплакивание длилось целый год. И сегодня гробница Джами остается местом паломничества как простых людей, так и суфиев, приходящих вспомнить своего великого собрата.

Новости партнеров