Руми - поэт, юрист и богослов

2013-03-13 12:53:00
Руми - поэт, юрист и богослов

Житель двух Азий

Мавлана Джалаладдин Мухаммад Руми родился в городе Балх (территория нынешнего Афганистана) 30 сентября 1207 года. Балх был на то время крупным городом иранской провинции Хорасан. Поэта иногда еще называют Мавлана Джалаладдин Мухаммад Балхи – по названию города, в котором он родился. Отец Руми, Мухаммад бен Хусейн аль-Хатиби аль-Балхи, был популярным среди горожан придворным ученым-богословом и проповедником-суфием. Корни семьи Руми по отцу восходят к халифу Али и Фатиме – дочери пророка Мухаммада, а мать поэта была из рода шахов – властителей Балха. Жизнь поэта была непростой – его отец вместе с семьей был вынужден покинуть родной город, спасаясь от надвигающихся на Среднюю Азию полчищ Чингизхана. Семья поэта долго скиталась, пока не осела в городе Конья в Малой Азии при дворе турок-сельджуков. Кстати, псевдоним Руми означает "житель Рума", то есть Малой Азии, которая в те времена входила в состав Византии - земли "ромеев" или римлян.

В Конье Руми под руководством отца и наставников изучал основы мусульманской теологии и правоведения, а также теорию и практику суфизма. После этого он учился в исламских академиях Дамаска и Алеппо. Хорошее образование позволило поэту после смерти отца стать главным проповедником в Конье, он унаследовал место главы медресе и приобрел множество учеников и последователей. Джалаладдин был суфием, идейным вдохновителем дервишского ордена Мевлеви, который был основал уже после смерти Руми его сыном – Султаном Веледом. Однако деятельность Руми на стезе служения Всевышнему не была безоблачной – разногласия с клерикальным духовенством повлекли гибель его сына, а также духовного наставника и друга поэта Шамса Тебризи. Последние годы жизни Джалаладдин посвятил проповеднической деятельности и литературе.

Руми окончил свой земной путь 17 декабря 1272 года в Конье и был похоронен там же. Говорят, что о жизни человека можно судить по тому, кто пришел проводить его в последний путь. На похороны Джалаладдина пришли люди всех вероисповеданий – мусульмане, христиане, иудеи, индуисты, буддисты. Ведь Руми воспевал "религию сердца" - единодушие людей разных племен и вероисповеданий.

РумиПуть к Богу

В преданиях о жизни Руми, собранных в книгу "Сто рассказов мудрости", говорится, что чудеса, сверхъестественные явления, а также встречи с духами и людьми – посланцами высших миров – сопровождали жизнь Джалаладдина с самого детства.

Одна из таких встреч произошла в городе Нишапуре, когда семья Джалаладдина посетила суфийского шейха и поэта Фаридуддина Аттара. Шейх увидел в маленьком мальчике будущего наставника всей суфиев и своего преемника, и подарил ему свою мистическую поему "Асрарнамэ", что в переводе означает "Книга сокровищ". Он также благословил его особым благословением (барака), которое делает человека способным воспринимать откровения свыше. Отцу Джалаладдина Аттар тогда предрек: "Твой сын зажжет на земле огонь восторженного служения Богу".

Вторая, и определившая всю дальнейшую жизнь Руми встреча произошла уже в зрелом возрасте, ему на тот час было 37 лет. Эта встреча так много значила для Руми и его последователей, что история сохранила для нас даже дату этой встречи – 26 ноября 1244 года. В тот день в Конье странствующий шейх Шамсуддин Тебризский на одном из перекрестков повстречал Руми, восседавшего на муле и окруженного своими учениками. Шамсуддин схватил животное за поводья и, глядя прямо в глаза, спросил его о том, кто выше: Пророк Мухаммад или Абу Йазид Бистами (оригинальный суфийский мыслитель IX века). Далее между ними состоялся диалог, полный мистицизма, но после этой встречи Руми считал сей день днем своего нового, духовного, рождения. Ведь внутренний мир поэта обновился, он стал способным учеником Шамсуддина, а позднее – непревзойденным Учителем для своих собственных учеников, учителем, который выражал свой уникальный опыт в общедоступных стихах и притчах.

Общение Шамсуддина и Джалаладдина и их взаимное обогащение истиной длилось около трех лет. Многочисленные завистники и религиозные фанатики не рисковали в открытую выступить против Руми, поскольку тот пользовался покровительством властей. Однако Шамсуддин, по всей видимости, был для них более легкой целью – в 1247 году учитель и друг Руми исчез, и тело его так и не было найдено. Шамсудддина долго разыскивали в разных краях, но безуспешно. А затем Джалаладдин ощутил, что душа Шамсуддина вселилась в него, его почерк изменился, в голове стали рождаться несравненные по силе мысли и глубине чувств стихи, которые его рука как бы сама подписывала именем Шамсуддина. В этом нет ничего удивительного, ведь Руми и Шамсуддин были мистиками.

С этого момента начинается самый плодотворный этап творчества Руми, в течение которого он формирует дервишское братство Мевлеви, существующее в неизменном виде и по сей день. Он также пишет грандиозную, высокого поэтического достоинства поэму "Маснави-йи маснави ("Поэма о скрытом смысле"), которая состоит из более чем 25 тысяч двустиший. Сочинение этого произведения заняло у Руми целых 12 лет и завершилось в 1272 году. Поэт также создает в этот период собрание стихотворений "Диван Шамса Тебризи", в котором около 30 тысяч двустиший. Также Руми создает "Поучения" – философских и мистических проповедей, в котором проза перемежается поэзией, и собрание изречений "Фихи ма Фихи" ("В нем то, что в нем"), которое было составлено уже сыном Джалаладдина Султаном Веледом и служит как бы пояснением к "Маснави".

РумиСама

По преданиям, Руми однажды шел по городскому рынку, когда услышал в ритмичных ударах молотков золотобитов, которые изготавливали украшения из золота, зикр "Ля иляха илля Ллах" ("нет Бога, кроме Аллаха"), от чего впал в экстаз и стал вращаться по кругу. Так родился Мевлеви – суфийский тарикат, отличительной особенностью которого является практика ритуальных танцев с целью достижения единства с Богом. Церемония "сама" (или "сема"), которую проводят члены братства, включает в себя пение, игру на музыкальных инструментах, танец, предусматривает ношение специальных одежд.

Ритуал также включает в себя декламацию стихов во славу Пророка и молитв, но суры Корана никогда при этом не используются, поскольку священный текст не предназначался для медитаций. Ритуал "сама" уходит корнями в персидскую и турецкую культуры и ассоциируется с восточными традициями.

Сам ритуал сама завораживает: вначале вы видите наставника, который стоит на куске красной овчины, и послушников в черных мантиях и конических шапках. Бьют литавры, а когда они смолкают, звучит ней – музыкальный инструмент, подобный флейте, а потом к нею присоединяются голоса других инструментов. Ритм музыки становится все быстрее, дервиши сбрасывают черные накидки и остаются в белых рубахах (эта смена одежд символизирует смерть и воскрешение). Затем они со скрещенными на груди руками подходят к наставнику и преклоняют головы ему на плечо, целуют руку и выстраиваются в колонну, оборачиваясь и кланяясь друг другу. Затем по команде наставника дервиши начинают кружиться – их головы запрокинуты, руки распростерты в разные стороны, при этом ладонь правой руки смотрит вверх, левой – вниз. Обращенная к небу ладонь символизирует благословение Бога, а обращенная вниз передачу благословения на землю. Кажется, что мужчины в длинных белых одеяниях могут кружиться в однообразном танце несколько часов, но через 10 минут вихрь стихает, и участники церемонии становятся на колени. Затем вращение повторяется снова, и так, по меньшей мере, пять раз. Дервиши кружатся, не касаясь друг друга, каждый вокруг своей оси и вокруг шейха и других дервишей. Потом кружащиеся дервиши совершают молитву и покидают зал.

В 2005 году ЮНЕСКО объявила "Мевлевийский ритуал сама" шедевром устного и нематериального культурного наследия.

РумиКружащиеся дервиши

Тех, кто исполняет этот ритуал, называют "кружащиеся дервиши". Кто же такие дервиши? Дервиш в переводе с персидского буквально означает "бедняк" или "нищий", а впервые этот термин возник в персоязычной среде еще в середине XI в. Одновременно в Средней Азии, Иране и Турции этот термин употребляется в более узком смысле: так называли нищенствующего бродячего аскета-мистика.

Чтобы стать одним из кружащихся дервишей, нужно пройти сложную подготовку и испытания и иметь хорошую физическую подготовку. Если вы сомневаетесь, попробуйте покружиться несколько минут и не упасть. Руми требовал от своих последователей предельной самоотдачи, ведь, по его мнению, только выполняя все предписания, они могли ощутить вспышку религиозного просветления. И эти требования к членам братства во многом сохраняются и по сей день. Обряд кружения – это способ приближения к Всевышнему. Музыка, декламация стихов, ритмическое вращение – все это призвано вызвать у приверженцев учения чувство подъема и мистического полета.

Орден "мевлеви" оказывал мощное влияние на общество во времена Оттоманской порты. Даже султан-реформатор Селим III фактически был членом этого братства, он построил для кружащихся дервишей здание, где они могли исполнять свои обряды. Это здание сохранилось до сих пор – оно стоит рядом с гробницей Руми. Последователи идей великого поэта действовали в Египте, Сирии, Алжире и даже на территории крымского ханства. В частности, в Евпатории действует этнографический центр "Текие дервиш", что в переводе означает "Приют дервишей". Центр рассказывает о жизни и быте дервишей, он был открыт в бывшей обители странствующих суфиев, построенном еще в XVI веке. Люди, предписывающие членам ордена силу исцеления, приводили к ним своих больных родственников.

РумиПритчи

"Маснави" - главный труд Руми, поэма, содержащая около 50 тыс. стихов. Этот огромный труд по объему вдвое превышает "Божественную Комедию" Данте. В поэме в эпической форме приводятся поучительные рассказы, сопровождаемые нравоучениями или прерываемые лирическими отступлениями.

"Маснави" - одна из наиболее почитаемых и читаемых книг мусульманского мира, ее Руми частично продиктовал любимому ученику и преемнику (в качестве главы суфиев) Хасану Хусамад-Дину. Характерно, что поэт практически не выдумывал новых сюжетов, а заимствовал их из фольклора разных народов: персов, таджиков, турок, арабов, греков. Например, сюжеты притч "Пустынник и Медведь", "Лев, Волк и Лисица" известны нам из басен Лафонтена и Крылова. Эти сюжеты были придуманы еще в давние времена и нашли свое отражение в творчестве многих писателей как Востока, так и Запада.

В последние годы жизни Руми написал строки, которые можно считать его поэтическим завещанием:

В тот день, когда умру, вы не заламывайте руки,
Не плачьте, не твердите о разлуке!
То не разлуки, а свиданья день.
Светило закатилось, но взойдет.
Зерно упало в землю - прорастет!

БрилевКомментирует Брилев Денис (кандидат философских наук, директор Центра академического исламоведения)

Фигура Джалаладдина Руми, безусловно, является одной из самых ярких среди других выдающихся суфиев. Более того, наверное никто из суфиев так хорошо не известен на Западе, как Маулана. Подобной славой Руми обязан своей неистово вдохновенной поэзии, пронизанной любовью к Богу – ведь по рассказам современников, он диктовал большинство своих стихов в состоянии экзальтации или транса. Однако не только это послужило столь широкой известности. Сам тарикат Мавлеви сыграл значительную роль в истории и культуре не только Турции (где он возник) и мусульманской Индии, но и ряда других государств – в том числе и Украины. Так, в середине 60-х гг. XIII в. пятым правителем Золотой Орды ханом Берке (внук Чингисхана, первым из Чингизидов принявший ислам) в Крым был приглашен один из последних сельджукских правителей (султанов) Рума Изеддин Кейкавус II (1238?-1278), которому было пожаловано два города – Солхат (Старый Крым) и Судак. Сам же Кейкавус был мюридом Джалаладдина Руми, и его довольно длительный период проживания в Крыму дает основания предполагать, что имя Руми и его суфийское творчество могли стать известными в Крыму уже при жизни поэта. Поэтому, говоря об этом легендарном суфийском поэте, мы прикасаемся и к своей собственной истории.

Автор: Александр Суков, специально для ИА УММА
Новости партнеров