Омар Хайям: от поэзии – к математике и философии

2013-01-21 16:34:00
Омар Хайям: от поэзии – к математике и философии

Прогуливаясь по развалам книжного рынка, среди гор собраний сочинений классиков мировой литературы и всевозможных справочников, увидел я как-то сборник стихов. На обложке – мужчина в чалме в обнимку с восточной красавицей, поднимая бокал, радовался жизни. "Ну вот, еще один восточный прожигатель жизни", - подумал я о нем и открыл книгу на первой попавшейся странице:

"Растить в душе побег унынья – преступленье,
Пока не прочтена вся книга наслажденья.
Лови же радости и жадно пей вино:
Жизнь коротка, увы! Летят её мгновенья".

"Я не ошибся…", - подумал я и наугад перевернул несколько страниц:

Жизнь — мгновенье.
Вино — от печали бальзам.
День прошел беспечально — хвала небесам!
Будь доволен тебе предназначенной долей,
Не пытайся ее переделывать сам.

"Почитаю, как раньше люди умели радоваться жизни и хорошо проводить отпущенное им время", - подумал я и купил книгу. На обложке значилось имя автора: Омар Хайям. Уже позже, побольше узнав о нем, я понял, насколько ошибочным и односторонним было мое первое о нем впечатление. Написание рубаи (так называются его четверостишия), были далеко не единственной страстью персидского поэта. Математика, астрономия, астрология и философия занимали его не меньше, а может быть, даже больше, чем сложение стихов, где главными героями были веселье и беззаботность. Это само по себе удивительно, поскольку математика – строгая и сухая логичная дисциплина, которой чужды отвлеченные полеты фантазии и "размышлизмы" о бренности существования человека.

Омар ХайямЧто в имени твоем?

Полное имя Омара Хайяма звучит как Гиясаддин Абу ль-Фатх Омар ибн Ибрахим аль-Хайям Нишапури. Витиевато и длинно. Но это не просто дань красоте или пышности, это имя может многое рассказать о человеке, как если бы он предъявил вам свой паспорт и автобиографию. Например, Гийяс ад-Дин означает "Плечо веры", т.е. человек, носящий это имя, знает Коран. "Абу" — означает "отец", "Фатх" — завоеватель, "Омар" — жизнь, а Ибрагим — это имя отца, т.е. отчество поета. Хайям — это на самом деле прозвище, которое происходит от слова "хайма" — палатка (отец Хайяма изготавливал палатки), поэтому в имени поэта и указывается, что он из простонародья – сын палаточника. А "Нишапури" указывает на город, из которого поэт родом.

Родился Омар Хайям без малого 10 веков тому назад – в 1048 году, в городе Нишапур на территории современного Ирана. В нем тогда проживало несколько сот тысяч населения, и был он одним из самых значительных городов провинции Хорасан – в  городе насчитывалось не менее 50 больших улиц, почти столько же разнообразных ремесел, была очень развита торговля. Однако Нишапур славился еще и своими библиотеками, в городе действовали школы и медресе.

О детстве Омара Хайяма известно немного, но поскольку уже к 17 годам будущий поэт достиг глубоких знаний в философии, был знатоком филологии, мусульманского права и истории, то из этого можно сделать вывод, что будущий поэт  и ученый не шатался праздно по нишапурским базарам в поисках праздных развлечений и не перенимал ремесло отца кроить и шить палатки, а просиживал над книгами. Скорее всего, отец приложил  немало усилий и средств, чтобы дать сыну хорошее образование: уже в 8 лет Омар Хайям знал Коран по памяти, а в 12 стал учеником медресе, и блестяще закончил курс по мусульманскому праву и медицине. Однако медицинская карьера не прельщала Омара, вместо этого он штудирует труды греческих и персидских математиков. 

Следует особо отметить, что детство и юность Омара Хайяма припали на весьма неспокойное время – это был период завоевания Центральной Азии сельджуками, поэтому множество ученых сложили свои головы под мечами захватчиков, не успев обогатить этот мир новыми  знаниями.

Период странствий

Омару Хайяму пришлось рано повзрослеть: в возрасте 16 лет умер его отец, а потом и мать, и он был вынужден заботиться о себе сам. Он продал дом и мастерскую отца и уехал в Самарканд – признанную на то время культурную и научную столицу. В Самарканде Омар Хайям поступает на учебу в один из медресе, однако вскоре оказалось, что годы, проведенные в библиотеках и общении с преподавателями в Нишапуре, не прошли впустую: он так поразил всех багажом знаний, что его вскоре сделали одним из наставников медресе. Однако в Самарканде Омар Хайям надолго не задержался – уже  через четыре года он перебирается в Бухару, где поступает на работу в хранилище книг.

Нужно сказать, что в те времена ученые мужи много странствовали, поэтому в скором переезде молодого ученого в новый город не было ничего удивительного. Однако уже в Бухаре Омар Хайям  провел целых 10 лет, молодому ученому благоволил принц Шамс аль-Мулук, которой настолько уважал талант Омара Хайяма, что, как пишут историки, предлагал ученому "сесть вместе с ним на трон". В этом городе ученый создал четыре фундаментальных трактата по математике. После Бухары поэта и ученого пригласили ко двору султана Малик-шаха в Исфахан, который на то время был столицей могущественного сельджукского государства, простиравшегося от Средиземного моря до границ Китая, и от Кавказского хребта до Персидского залива.

Омар Хайям

В Исфахане начался 20-летний плодотворный период деятельности Омара Хайяма, здесь он не только продолжил занятие математикой, но и возглавил дворцовую обсерваторию, получив задание разработать новый календарь.
Математический генийДо нашего времени дошли лишь два математических труда Омара Хайяма, однако и они содержат теоретические выводы огромной важности.

В своем знаменитом "Трактате о доказательстве задач алгебры и алмукабалы" впервые в истории математической дисциплины Хайям дал полную классификацию всех видов уравнений – линейных, квадратных и кубических – всего 25 видов, а также разработал теорию решения кубических уравнений с помощью свойств конических сечений. Не углубляясь в тонкости математики, скажем только, что именно Омару Хайяму принадлежит первенство в постановке вопроса о связи алгебры и геометрии. Он обосновал теорию геометрического решения алгебраических уравнений, что подводило математическую науку к идее переменных величин. Труды Омара Хайяма долгое время были неизвестны европейским ученым, и те еще в течение 5-6 веков открывали то, что было открыто и доказано до них на Востоке. Например, математик Рене Декарт выступил с подобным утверждением в 1637 году, а еще через 200 лет это было доказано П. Ванцелем.

Еще один фундаментальный труд Омара Хайяма – "Трудности в математике" - был посвящен методу извлечения корней любой степени из целых чисел. В основе метода Хайяма лежала формула, которая позднее получила название "бином Ньютона". В своей работе "Весы мудрости" Омар Хайям также решил классическую задачу Архимеда об определении количества золота и серебра в сплаве, при этом  он нашел два решения проблемы.

Еще одна работа называется "Трактат о толковании темных положений у Евклида", которая состоит из 3 книг: о теории параллельных прямых, и о теории отношений. По словам заведующего отделом алгебры Института математики Национальной академии наук Украины Юрия Дрозда, Омар Хайям, безусловно, был одним из выдающихся математиков своего времени и всего арабского мира. "В своем алгебраическом трактате он впервые классифицировал кубические уравнения и дал универсальный способ построения их решения, как пересечений конических сечений (эллипсов, гипербол или парабол). Тут он был последователем таких выдающихся ученых античного мира, как Менехм и Архимед, которым принадлежат первые исследования в этом направлении. Следующий шаг в изучении кубических уравнений был сделан только в XVI веке итальянскими математиками, которые открыли явные алгебраические формулы для их решений. Омар Хайям также исследовал знаменитый пятый постулат Эвклида (о параллельных прямых) и показал, что его можно вывести из более природного допущения, что две прямые, которые сходятся, должны пересечься", - сказал он.

Самый точный календарь

Для начала немного "календарной" теории. Как известно, в году 365 дней. Однако Земля совершает полный оборот вокруг Солнца чуточку дольше – за 365,2422 дня, из-за чего и был  введен високосный год. В Иране и Средней Азии в XI веке было два календаря: солнечный домусульманский зороастрийский календарь, и календарь месячный, привнесенный арабами при исламизации населения. Однако оба календаря были далеки от совершенства. Если первый насчитывал ровно 365 дней и "лишние" часы в году корректировались только один раз в 120 лет, то в месячном мусульманском календаре было только 355 дней, и его никак нельзя было использовать для планирования сельскохозяйственных работ.Именно поэтому правитель сельджукской империи предоставил в распоряжение Омара Хайяма лучшую в мире на то время обсерваторию и поручил разработать новый, более точный календарь. 

Омар Хайям

Целых 5 лет астрономы под руководством Омара Хайяма вели наблюдения и вычисления, и в марте 1079 года представили результат своего труда, который назвали в честь султана "Маликшаховым летоисчислением". Новый календарь имел в основе 33-летний период, включающий 8 високосных лет, при этом високосные годы выпадали 7 раз через 4 года, и один раз – через 5 лет. Предложенный Омаром Хайямом календарь давал погрешность всего в 19 секунд, что на 7 секунд точнее, чем нынешний григорианский календарь, разработанный спустя пять веков! К сожалению, календарь Хайяма не был применен в жизни, а после смерти его покровителя Малик-шаха была закрыта и обсерватория.

Хайям-Философ

Во время пребывания в Исфахане Омара Хайяма занимали и вопросы философии. Он изучал работы Авиценны, а его труд "Обращения" перевел с арабского на фарси, что было в некотором роде новшеством, поскольку языком науки в те годы был арабский. Изучал он также труды арабского мыслителя и поэта Абу-ль-Ала аль-Маари. Однако мировоззрение поэта до сих пор не имеет однозначной оценки, поскольку в некоторых моментах его философские трактаты расходятся или даже противоречат тому, о чем он писал в своих стихах. В 1080 году Омар Хайям в ответ на предложение имама ан-Насави высказаться по вопросам "мудрости Творца в создании мира и, в особенности, человека, и о необходимости молиться" написал "Трактат о бытии и повинности????". Предложение высказаться по этому вопросу было вызвано распространением различными сектами антиисламских высказываний.

Омар ХайямХайям-Поэт

Скорее всего, поэт не записывал свои стихи, поскольку самые древние письменные сборники рубаи датируются уже XV веком. Исключение составляют те произведения, которые были записаны рукой поэта на полях его научных трактатов. Но до наших времен дошли почти 5 тыс. четверостиший, созданных Омаром Хайямом – сказалась арабская традиция хранить стихи устно  и передавать их следующим поколениям. Долгое время творчество поэта  было неизвестно европейцам, и лишь благодаря переводам Эдварда Фицджеральда они познакомились с еще одной гранью таланта славного сына Востока.

При чтении стихов Омара Хайяма иногда может сложиться впечатление, что их писал совершенно другой человек – так не похоже их содержание на тот путь, который прошел он, как ученый:

Если истина вечно уходит из рук
Не пытайся понять непонятное, друг
Чашу в руки бери, оставайся невеждой
Нету смысла, поверь, в изученье наук.

В отличии от стихов о праздном и веселом времяпрепровождении, которые попались мне при беглом просмотре его книги, многие рубаи преисполнены глубокого философского смысла: 

Не спрашивают мяч согласия с броском.
По полю носится, гонимый Игроком.
Лишь Тот, Кто некогда тебя сюда забросил, —
Тому все ведомо,
Тот знает обо всем.

Во многих стихах поэт призывает задуматься о вечном, о душе, о том, с каким багажом человек подходит к последнему пределу: 

До того как замрёшь на последней меже, 
В этом мире подумать успей о душе, 
Ибо там оказавшись с пустыми руками, 
Ничего наверстать не успеешь уже.

Омар ХайямДостойное окончание жизненного пути

Окончил свои дни Омар Хайям в родном Нишапуре 4 декабря 1131 года. Смерть застала его за чтением "Книги об исцелении" Абу Али ибн Сины – почувствовав приближение вечности, он закрыл книгу, заложив страницу, как будто собирался вновь вернутся к чтению. Позвав учеников и близких, при них он составил завещание, помолился, поклонился до земли и, стоя на коленях, произнес: "Боже! По мере своих сил я старался познать Тебя. Прости меня! Поскольку я познал Тебя, постольку я к Тебе приблизился". После этих слов он и скончался.

Еще задолго до смерти Омар Хайям как-то сказал, что будет похоронен в месте, которое каждую весну ветер будет осыпать цветами. Слышавший эти слова Низами Самарканди через 4 года после смерти поэта побывал на его могиле. 

Она располагалась возле стены, отделяющей кладбище от сада, а грушевые и абрикосовые деревья, протянув свои ветви, скрыли могилу Омара Хайяма под осыпавшимися цветами: "И пришли мне на память те слова, что я слышал от него в Балхе, и я разрыдался, ибо на всей поверхности земли и в странах Обитаемой четверти я не увидел бы для него более подходящего места. Бог, Святой и Всевышний, да уготовит ему место в райских кущах милостью своей и щедростью!".

Автор: Александр Суков, специально для ИА УММА
Новости партнеров